Холод всегда мне был по душе
Название: Нет никого дороже.
Автор: Verba Rangiku(verba-moreleyne@mail.ru)
Фэндом: Basilisk. Kouga Ninpou Chou/Basilisk: Super-Refined Ninja Arts/Василиск. Книга Техник Нинпо
Пейринг: Йашмару/Хотаруби
Ретинг: G
Жанр: romance
Статус: завершено
Disclaimer: (c) Ямада Футаро
Размещение: при наличии копирайтов автора

Ветер закружил в вихре лепестки цветущей сакуры. Эта весна была пронзительно хороша. Все краски казались яркими, солнце - как никогда тёплым, ароматы - пряными и резкими.
"Как будто в последний раз..." - устало вглядываясь в даль подумал Йашамару.
- Йашамару-доно! - донесся издали окрик.
Хотаруби... Милая, любимая Хотаруби. Одно лишь воспоминание о ней вызывало у Чёрного Вязальщика улыбку. Хотаруби была прекрасна в своей порывистости, задумчивой и отстранённой стремительности... Подруга детства, верный товарищ по изнурительным тренировкам. Хотаруби... Любимая...
- Йашамару...доно... - прерывисто произнесла запыхавшаяся и покрасневшая Хотаруби, подбежав к юноше. - Обаба-сама... звала... тебя..
В лиловых глазах Хотаруби читалось беспокойство. Хотаруби никогда не боялась за себя, но если появлялось хоть что-то, что представляло опасность для тех, кого она любила... казалось, ею овладевало безумие.
Положив руку девушке на плечо,Йашамару улыбнулся той самой едва заметной улыбкой, которая могла быть адресована только Хотаруби. Тревога в глазах молодой шиноби начала таять.
- Йашамару... - тихо произнесла девушка, потупив взгляд. - Оген-сама не сказала, зачем ты ей понадобился... Но...
Йашамару обнял Хотаруби за плечи и привлёк к себе. Она была так незабываемо красива в этот миг... Немного смущенная и чуточку напуганная. В который раз за этот день Йашамару подумал о том, как прекрасен и ярок этот мир. "Особенно если в нём есть ты, Хотаруби..."
- Йашама... - хотела было что-то сказать Хотаруби, но договорить не успела.
Приподняв лицо девушки за подпобородок, Йашамару приложил к немжным девичьим губам палец, призывая к молчанию. Он хотел насладиться красотой этой тишины.
"Пусть на миг, пусть на мимолётное мгновение... Но в этом мире будем только мы с тобой. И никого больше. Ни враждующих кланов, ни сёгуна, ни Хаттори... Ты и я. Ты согласна?"
"Ради тебя я согласна на всё..."
"Не ради меня - ради нас..."
"Меня нет без тебя!"
"Хотаруби..."
"Йашамару..."
Положив голову на грудь любимого, девушка прикрыла глаза. Она так много всего хотела бы сказать Йашамару, но... В голове и сердце всё смешалось, Хотаруби воспринимала только одно - дикий страх, в котором даже сама себе боялась признаться.
- Всё будет хорошо, - произнёс Йашамару, погладив девушку по волосам.
Хотаруби нехотя высвободилась из объятий юноши и пристально посмотрела в его смеющиеся глаза.
- Я... - начала было Хотаруби, но замолчала.
- Ничего не бойся, - Йашамару подмигнул девушке и, взяв её за руку, повёл к деревне. - Пойдём, пока Оген-сама не рассердилась. Иначе... Ты же знаешь, гнев её страшен.
Они шли по горной тропинке в полной тишине. Им порою вовсе не нужны были слова. Зачем? За них говорили их глаза, руки, прикосновения, а чаще всего - биение сердец.
- Я скоро приду, - заверил возлюбленную Йашамару. Он не хотел отпускать руку девушки, но если бы Оген-сама хотела видеть их обоих, она бы так и сказала. - Не переживай.
Хотаруби вновь пристально посмотрела на своего единственного и... улыбнулась. Но одновременно с этим она разрушила ту тонкую призму, ограждавшую их двоих от внешнего мира.
- Поспеши, иначе Обаба-сама рассердится!
На прощание обернувшись, Йашамару подмигнул оставшейся стоять на месте девушке и побежал к дому старейшины. Вся тревога исчезла. Они стали прежними - порывистыми, беззаботными детьми клана Ига.

- Хотаруби... Хотаруби! - Йашамару несся через двор туда, где оставил Хотаруби перед тем, как пойти к старейшине Оген.
Девушка обернулась. Она не могла сдержать улыбку при виде мальчишеской прыти Йашамару.
- Хотаруби! Старейшина Оген выбрала меня для того, чтобы идти с ней в Сунпу!
Глаза девушки раскрылись от удивления и радости. В них читался почти детский восторг. Она даже прихлопнула в ладоши - так счастлива она была, что из всех шиноби клана со старейшиной в Сунпу идёт её Йашамару!
- Вот тебе и Обаба-сама! - гордо скрестив руки на груди, заявил юноша. - Она вовсе не собирается помирать, вот что я скажу!
На лице Йашамару читалось явное самодовольство. Конечно же, его удостоили великой чести сопровождать Оген-доно к самому сёгуну! Это самодовольство и впрямь походило больше на детское восторгание своей собственной персоной.
Впрочем, юный шиноби быстро опомнился и, вспомнив, что Оген-сама просила хранить это в тайне, подозрительно оглянулся. Не обнаружив же вокруг никого, он заговорщически улыбнулся и, поднеся палец к губам, попросил:
- Только не говори никому!
Хотаруби понимающе кивнула головой и пообещала:
- Конечно, никому!
Во взгляде Йашамару внезапно восторг и задорное веселье вдруг смешались с какой-то неописуемо тихой нежностью. Хотаруби отвечала ему тем же.
- Я знаю! - загоревшись какой-то идеей, едва ли не закричал от радости Йашамару. - Я должен вернуться с подарком для тебя. Что бы ты хотела? Ммм... Может, красивый гребень? Или заколку для волос?
- Для такой девушки-шиноби, как я? - удивилась Хотаруби.
- Забудь об этом... - отмахнулся юноша, снова скрестив руки на груди и продолжая любоваться лицом любимой. - Нет ничего привлекательного в постоянных тренировках искусству нинпо. Почему бы тебе не быть иногда, как Оборо?
Сначала на лице Хотаруби отразилось удивление и непонимание. Затем девушка обиженно отвела взгляд, а через несколько мгновений досадуя на сомнительные комплименты любимого, отвернулась и хотела уйти.
- Хотаруби! - Йашамару поспешил вернуть девушку, поняв, что сказал что-то, что ей не понравилось.
- Я... - гневно начала было Хотаруби, но снова повернувшись к Йашамару и увидев его глаза, замолчала.
Во взгляде Йашамару плескалась неизбывная ласка. Он взял в свои руки ладонь девушки и приблизил её к своему лицу. Щёки Хотаруби покрылись лёгким румянцем. Её широко раскрытые лиловые глаза были полны удивления. Йашамару редко брал её за руку в пределах Тсубы, будто боясь, что кто-то увидит их и отнимет у него его Хотаруби.
- В такие моменты как этот... я думаю, что соглашение о мире не так уж и плохо... - задумчиво произнёс Йашамару, и вся десткая порывистая непосредственность ушла из него. Глаза его стали серьёзными. Даже линия губ и та изменилась. Нет, это был уже не мальчик клана Ига. Это был мужчина, защитник.
- Йашамару-доно... - пораженно произнесла Хотаруби, не в силах больше вымолвить ни слова.
- Я не хочу видеть твои руки запятнаными в крови... - продолжил Йашамару и привлёк Хотаруби к своей груди. - Пойдём сегодня на обрыв? Я хочу побыть с тобой до отъезда... Только с тобой, Хотаруби...

День и в самом деле был ярким, красочным. Он полыхал жизнью, но с другой стороны вся тоска, которая, будто бы испугавшись радости, исчезла, с каждым мгновением всё больше усиливалась. Время будто бы куда-то торопилось. Над скрытой Тсубой уже висело закатное, полыхающее кровавыми отсветами солнце.
Йашамару и Хотаруби лежали на обрыве, обнявшись, прислонившись спинами к единственному росшему здесь дереву с громадной кроной. Оба с какой-то странной задумчивостью смотрели вдаль.
- Йашамару-доно... - тихо позвала Хотаруби. Она мягко высвободилась из объятий возлбюбленного и пристально посмотрела ему в глаза. - Ты и вправду думаешь, что соглашение о мире - правильно?
Йашамару прищурился, устремив глаза к пылающему светилу.
- А ты думаешь иначе? - тихо проговорил он. - Скажи, Хотаруби... Сейчас... В этот самый миг, когда мы с тобой рядом... Ты хочешь идти воевать против Кога?
Хотаруби скрестила руки на груди и отвернулась от юноши.
- Но ты же сам занешь... Они... Они грязные твари и ублюдки... Помнишь, что рассказывал Старый Росай? И Обаба-сама... Неужели их можно за это простить?! Йашамару...
Йашамару рывком приблизился к Хотаруби и обнял девушку за плечи. Как она была прекрасна в своём гневе... Впрочем, Йашамару считал, что Хотаруби прекрасна всегда. Но... Как же ему хотелось, чтобы ни одна капля крови больше не коснулась её...
- Хотаруби. Сейчас для меня нет класнов Ига и Кога. Сейчас для меня есть только ты.
Девушка обмякла в его объятиях. Она даже не знала, почему вдруг у неё пропало всякое желание спорить. Захотелось только остановить этот миг навечно. Хотаруби погладила ладони Йашамару. Легкие прикосновения её пальцев едва ощущались, но эта тихая, нежная ласка была лучшим доказательством того, что между этими двумя существовало нечто, что принято называть любовью.
"Хотаруби... - с благодарностью подумал Йашамару. - Мы с тобой слишком разные. Мы по-разному смотрим на вещи. Но у меня нет никого, кто был бы мне дороже тебя. Неважно, как считаю я и как считаешь ты... Сейчас это действительно неважно. Я буду защищать тебя... Любимая... "


Обоз ушёл с рассветом. Оген-сама сидела в закрытом паланкине. Йашамару шёл позади. Предстояла нелёгкая дорога до Сунпу, но юноша не думал об этом. Он думал лишь о том, что это путешествие будет недолгим. Его руки еще хранили память о нежных ладонях любимой. На губах играла задумчивая улыбка.
А где-то в тени дерева на обрыве по-весеннему холодный утренний ветер норовил сорвать с края пропасти одинокую фигуру в лиловом кимоно.
- Йашамару-доно... - прошептала Хотаруби. - Возвращайся скорее...